•  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

И по комнате точно шаман кружа,
я наматываю как клубок
на себя пустоту её, чтоб душа
знала что-то, что знает Бог.
И. Бродский. “Как давно я топчу, видно по каблуку…”

***

Насвистывая нечто божественное, Бог прогуливался по райским кущам, осматривая свои владения. “Я просто Бог, обычный, всемогущий Бог… – Насвистывал всемогущий. – Как мир прекрасен, всё просто супер, трам-парам-пам-пам-па-па…”

– И у меня тоже всё супер, Бог! – приветливо улыбаясь насвистывающему Богу, сказал Брахман, выходя из-за дерева познания красоты и гармонии.

Бог немного смутился, оказавшись застигнутым врасплох:

– Вот ты так всегда, Брахман! – воскликнул Бог. – Без предупреждения выходишь из-за дерева и пугаешь. Я теперь ко всякому дереву с опаской подхожу, тем более к древу красоты и гармонии.

– Да не пугайся ты, Бог! – Брахман по-приятельски хлопнул всемогущего по плечу. – Сатана не съест, бездна не поглотит!

– Какая бездна, какой сатана? Ты не только выскакиваешь неожиданно из-за деревьев, но и мудрёные штуки обожаешь говорить…

Творцы и неизвестные крики

– Э-ге-геееей!.. Аууууу!.. – раздалось откуда-то издалека. Так громко и так не к месту, что даже бесстрашный Брахман приобрёл удивленный и даже отчасти испуганный вид.

– Ты это слышал, альфа и омега? – озадаченно спросил Бога Брахман.

– Ещё бы не слышал. Кто это может быть? Жизни вокруг нет, очередной виток эволюции завершен, остались только мы одни: я с сонмом ангелов да ты со своими индусскими богами, прозревшими йогинами и учеными брахманами. Постой: может быть, это твои приятели – Шива и Вишну – со скуки шалят? Не терпится им вновь создавать и разрушать миры и вселенные! Ну так ведь сейчас у всех отпуск! Гуляй не хочу. Знай меру во всём! Поработал – отдохни. Отдохнул – снова поработал! – так сказал Бог.

– Сейчас мы всё выясним, ты уж не беспокойся, – сказал Брахман и достал из нагрудного кармашка рацию. – Шива, приём, как слышно? Приём, Шива! Вишну! – властным тоном заговорил Брахман.

– Сигнал принял, Вишну на связи, – заговорила рация. – Что хотел, Брахман?

– Тут сейчас орал кто-то на всю округу, – сурово заговорил Брахман, – и если некий товарищ во время законного отпуска для всех творцов решил пофиглярствовать – клянусь бородой Бога, этот некто не сможет до конца пралайи подойти к древу гармонии и красоты.

– Что ты говоришь, Брахман? – затрещала рация. – Мы уважаем отдых творцов. Сидим сейчас с Шивой, травим байки, вспоминаем, как перековывали мечи на орала и наоборот. Здесь у нас тихо-мирно, никто не безобразничает. А если надобно найти шутника, так мы его в два счёта найдём! Он и пикнуть не успеет!

– Так найдите его, а то нехорошо получится, – сказал Брахман.

Бог с Брахманом, озадаченные странным происшествием, стали ждать.

Потерянный человек из разрушенной Вселенной

Не успели Бог с Брахманом наскучить друг другу в неловком ожидании вестей, как к ним нагрянули Шива и Вишну.

Шива, почесывая затылок, заговорил первый:

– Бред какой-то. Как мы поняли, кричал некий человек, живший в последнюю кальпу. Не йогин, не учёный брахман. Просто некий индивид. Это существо после традиционной гибели миров чудесным образом выжило. Осталось на плаву.

– Ауооооооооммм!.. – снова донеслось до творцов.

– Надо вытащить это существо и утихомирить, – сказал Бог. – Я с затычками в ушах по райским кущам гулять не собираюсь.

– Это проблематично, – сказал Вишну. – То есть вытащить человека. Похоже, в божественном процессе Жизни и Смерти произошла поломка. Как вытащить нечто из того, что уже уничтожено? От прошлой Вселенной ни пылинки, ни слезинки не осталось. Только одно это горемычное существо.

– Приехали, – сказал Брахман.

– Есть одно решение, – снова заговорил Шива. – Если поговорить с человеком и принудить его выйти к нам добровольно. Мы сами ничего не можем сделать.

Божественные уговоры

Спрятав рацию в кармашке, Брахман обратился к потерянному существу:

– Приятель, ты как там? Ты слышишь меня?

– Слышу. Я нормально, а ты? – ответствовал из-за невидимой границы голос.

– Да и я нормально. Слушай, – деловито начал речь Брахман, – ты выходи к нам, здесь хорошо, всё просто божественно. У тебя там точно скучно, хотя и говоришь, что всё нормально. Чего ж нормально, когда ты один? Так и сойти с ума недолго. А с нами не пропадёшь. Может, назначим тебя управляющим будущей Вселенной. Если фокусы не станешь выкидывать.

– Может, говоришь, назначите? А ведь можете и не назначить? – спросил человек. Человек борзел.

– Обязательно назначим, – сказал Бог. – Если не на завтрашнюю Вселенную, то на послезавтрашнюю точно. Тебя же обучать придется божественному управлению. Это процесс не быстрый.

– Я тут уже 3,5 миллиарда лет. Один. О многом думал, – сказал человек. – И все эту тьму лет я падал в чёрную бездну. В бездне ни синего моря, ни шума волн, ни ласкового ветра, ни захудалого соснового леса на океанском побережье. Пустота пустотой.

– Так ты по морю и соснам скучаешь? – Брахман почувствовал, что нащупал подход к человеку. – Тут у нас воды видимо-невидимо. За тысячу кальп всех наших морей не переплывёшь. А сосен и не счесть. Все не обойдешь. Тебе и Вишну подтвердит.

– Точно, – подхватил Вишну. – Я однажды решил все сосны сжечь ради смеха. Так они все выросли вновь, окаянные! Тьма сосен!

– Да, хорошо у вас, правда. – Сказал человек. – Тосковал я долго по океану, по солнцу, по бесконечным полям и степям. По всему этому раздолью прошлой вольной жизни. И, бывает, так иногда сердце вдруг сожмётся – если много таких мыслей передумаешь – что хоть волком вой. И смотришь в это время в бездну, а в глазах слёзы, в которых отражаются неизмеримые глубины бездны – и больше ничего. – Человек помолчал. – Только… идите вы в пень дырявый.

Боги опешили от таких слов.

– Я тут картины пишу немного, – снова заговорил невидимый богам человек. – Падаю в бездну и рисую картины. Некоторые красивые получаются, классные, некоторые – так себе. Эти картины, точно падающие с осенних деревьев багряные листья, кружатся рядом со мной, поддерживая во мне творческий огонь. Бывает, что некоторые картины ускользают из поля моего притяжения – как обрываются на ветру воздушные змеи, стремящиеся улететь высоко-высоко в небо – ускользают для того, чтобы создавать миры в бездне. Бездна не мешает картинам творить новые миры. “Пусть картины творят, – будто говорит бездна сама себе. – Мне от этого ни холодно, ни жарко. А кому-то – или чему-то – может, приятно будет“. – Так, мне кажется, иногда думает внутри себя бездна, хотя это только мои догадки. Что я могу знать о бездне? Да ничего. Только догадываться.

Так говорил человек, а творцы слушали его историю.

Затем человек замолчал. Наверное, слова закончились.

Боги переглянулись между собой.

Наконец, Бог сказал:

– Дерзость человека не знает границ.

Брахман похлопал его по плечу:

– Они всегда так говорят.

И Боги засмеялись.

***

Вокабуляр

Бог – часто встречающееся в устной и письменной речи слово, обозначающее некое существо с суперспособностями. В христианской религии  Бог – тот, кто создал всё, в том числе и человека.

Брахман – понятие древнеиндийской философии, относящееся к мировому первоначалу; безличностный абсолют, основа всего.

Шива и Вишну – верховные боги в индуизме, входящие в божественную троицу – Брахма (не путать с Брахманом), Шива и Вишну.


  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •