Чувство провинциализма русского народа действительно существует. Когда мы смакуем забавные представления иностранцев о нравах и обычаях нас самих, жалуемся на “двойные стандарты” западных “коллег” в оценке различных событий или с тоской мечтаем о благоденствии “золотого миллиарда” (подумывая даже о том, чтобы переехать в эти благополучные земли) – во всех этих случаях мы ввергаем себя в болото провинциализма.

– Юра, ты в Швейцарии стриптиз видел? – Ни разу! – А по-честному? – Зачем мне это нужно?! – Я бы обязательно пошла!
***
– Товарищи! Сыр швейцарский, маслины греческие.
Фильм “Служебный роман”, 1977

Провинциал не самодостаточен и ищет смыслы в притягивающей его чувства и мысли “столичной” жизни. Для вологодского провинциала мечтой является Москва, для московского провинциала – женевские, парижские, лондонские, нью-йоркские или токийские просторы, в которых он жаждет обосноваться.

Ну или хотя бы песчаные пляжи тропических стран, откуда можно с восторгом обозревать кипучую жизнь глобализирующегося мира и ехидно посмеиваться над серыми буднями русского общества.

Корни этого явления следует искать в глубине истории России (если ещё остались те, кто ей верит). В этом смысле русская история даёт не только поводы для гордости, но и основания для самоунижения.

Вестернизация по заказу Петра I

Возможно, “виноват” в нынешнем провинциализме Петр I, силой насаждавший западные порядки. Благодаря Петру I Россия превратилась в мощную державу, с позицией которой приходилось считаться всем остальным влиятельным игрокам тогдашнего “цивилизованного” мира. И в то же время именно петровскую эпоху отдельные специалисты по истории связывают с рождением оторванного от жизни простого народа высшего слоя общества – дворянства.

Лев Толстой в “Войне и мире” прекрасно описал самых ярких представителей такого вестернизированного дворянства, которые ловко изъяснялись на французском языке (язык международного общения в ту эпоху), но при переходе на русский встречали затруднения.

Не только экономика или военное искусство испытывали влияние Запада. Культура России практически полностью перенимала достижения европейских народов.
Русскую литературу 18 века называют ученической, потому что отечественные романисты учились “творить” по западным меркам.
Впрочем, если затрагивать 19 век, то русская литература шагнула на такие высоты, на которые западные литераторы уже смотрели с завистью.

Отношения с Западом скорее походили на соперничество. В экономической сфере Запад постоянно был впереди. Европу “догоняли” и при Николае I, и при Николае II, при Сталине и при Хрущеве, при Горбачеве и при Ельцине. России проще было соперничать в военной сфере, пусть и ценой истощения экономических ресурсов.

Русский провинциализм XXI века

После Петра I российское государство прошло через века громких побед и досадных поражений – как во внутренней, так и во внешней политике. Но курс на активное сотрудничество с Западом по-прежнему оставался в центре внимания русской власти.

И в XXI веке ничего не изменилось. Достаточно включить телевизор или зайти на страницу новостей поисковой системы Яндекс.

Международные отношения – всегда на первом месте. Или почти всегда. Резолюции ООН, споры русского МИДа и американского Госдепа, война в Сирии, политика украинского или белорусского президентов, санкции Европы и ответные санкции России – кажется, вне этих “проклятых” вопросов не может существовать ни один новостной сайт рунета.

События же внутренней жизни России остаются второстепенными – на периферии внимания популярных электронных СМИ. И это понятно. Жизнь “простых европейцев” по уровню материального достатка на несколько порядков превосходит жизнь “простых россиян”.  Одно дело – мерятся военными потенциалами, и другое дело – сравнивать социальную защищенность граждан.

“Подтягивать” уровень жизни к европейскому стандарту – бессмысленная во многих отношениях цель. Может быть, еще и комфортный европейский климат завести в Поволжье? И каждому новорожденному россиянину делать прививку  европейской толерантности?

Пора осознать, что не надо ни на кого ориентироваться, чтобы начать жить лучше.

Альтернативное мнение

Если провинциализм и существует в жизни российского общества, то совсем не в той степени, за которую стоит извиняться перед кем бы то ни было. Да, одни народы живут богаче, чем народы России. Но немало в современном мире и таких наций, жизни которых в вопросе материального благополучия можно только посочувствовать. И что же, это повод для радости? Провинциал, вздыхающий по богатствам Европы и Америки, может, и порадуется за себя. Но здравомыслящий человек не радуется несчастью одних и не завидует благополучию других. Он живет и работает для своего собственного благополучия.

Кроме того, и Запад, и Россия – это равноправные наследники прошлых культур. Культура России и культура европейских народов на протяжении столетий питались из одного источника. Поэтому просто нет причин кому-то из России или Европы чувствовать себя провинциалом или ориентироваться на “правильный” образ жизни, отказываясь от собственной идентичности.

Например, самые яркие представители русской литературы никогда не мыслили себя вне европейской культуры. Даже больше, в своем творчестве они проявляли большую “европейскость”, чем сами европейцы.