• 1
  •  
  •  
  • 2
  •  
  •  
  •  

Не служит гарантией от бедности и безработицы в старости существующая наряду с ежемесячными пенсиями система единовременных пособий, выплачиваемых государственными учреждениями и крупными компаниями при увольнении с работы служащих и рабочих, достигших предельного возраста (в государственных учреждениях он составляет 55 лет).

Размеры такого пособия нередко достигают нескольких миллионов иен, и, тем не менее, лица, получившие это пособие, способны существовать на него лишь в течение нескольких лет, а затем они оказываются перед лицом нищеты, если они не находят себе каких-либо иных источников существования (помощь детей, наличие частной собственности и т. д.). Очень многих из них нужда рано или поздно заставляет вторично искать работу на условиях, несравнимо худших, чем те, которые у них были до вынужденного ухода со службы.

Обращая внимание общественности на печальную участь этих людей, директор Токийской палаты страхования по старости Акира Хираи сделал весной прошлого года следующее заявление для печати: «Как бы ревностно вы ни работали, но по достижении предельного возраста вам приходится уходить в отставку, и если только вы не проявили в чем-либо особой компетентности, то вам будет крайне трудно найти работу после отставки. Вы чувствуете себя очень жалким, когда вы обращаетесь за работой на биржу труда, и от этого ощущения вы становитесь еще более старым. В прежние времена супружеские пары могли вести существование на пенсии и пособия, выдаваемые при отставке. Но теперь это уже невозможно. У многих после отставки еще имеются дети школьного возраста. И обстоятельства не позволяют им оставаться без работы».

Бедность и безработица старшего поколения в Японии

Подавляющее большинство из них, как показывают социологические обследования, за неимением достаточной государственной помощи вынуждено полагаться на помощь своих детей или на самих себя. Опубликованные в «Асахи Ивнинг Ньюс» данные обследования, проведенного министерством юстиции, показывают, например, что 46% пожилых людей в возрасте старше 60 лет существуют на свой собственный заработок или заработок своих супругов, 46% живут на средства своих детей, а число лиц, существующих на пенсии, составляет лишь 8% всех пожилых людей страны.

Глубокое неверие старшего поколения японцев в способность государства обеспечить им средства к существованию сказывается в их ответах на вопрос анкеты о том, как собираются они жить в дальнейшем. Так, 60% опрошенных стариков ответили, что они рассчитывают жить на средства своих детей, и лишь 8% заявили, что рассчитывают на государственную помощь. Подводя итоги этой информации, газета «Асахи Ивнинг Ньюс» сделала вывод, что в современной Японии материальное положение людей пожилого возраста стало не лучше, а «хуже, чем до войны».

Наглядное представление о подлинном положении стариков в современном японском обществе, «процветающем» на волне экономического бума, дает посещение в ранние утренние часы бирж труда, находящихся в каждом районе Токио и других крупных городов страны. Это часы, когда выдаются ордера на работу так называемым поденным рабочим, подавляющее большинство которых — лица преклонного возраста. Люди, толпящиеся там в ожидании своей очереди на ордер, выглядят в большинстве своем как бездомные бродяги — их поношенная одежда, худые усталые лица, глаза, наполненные безнадежной тоской и отчаянием, являют собой живой укор миру пресловутой частной собственности. Дневной заработок этих горемык, число которых по всей стране превышает 200 тыс., составлял 500 иен. При минимальной стоимости обеда в столовой низшего разряда 150—200 иен нетрудно представить себе повседневную жизнь этих людей, которым приходится помимо еды расходовать деньги еще на ночлег и на транспорт.

Мизерные суммы, ассигнуемые властями на оплату труда «поденных рабочих» (хронических безработных, вынужденных ежедневно в качестве чернорабочих получать наряды на бирже труда), а также на пособия «безработным» (эти пособия получают те, кто в течение 270 дней после увольнения с работы не смог найти другую работу), черпаются в значительной своей части не из государственных средств, а все из тех же карманов трудящихся, которые наряду с отчислениями на медицинское обслуживание и в пенсионный фонд отчисляют ежемесячно 1,4% своей заработной платы в качестве взносов в фонд помощи безработным.

Таким образом, в любой из сфер государственной социальной политики Японии проявляется одна и та же тенденция: решать вопросы, связанные с социальной помощью трудовому населению страны, прежде всего за счет самого трудового населения, сокращая в то же время государственные бюджетные отчисления на социальные нужды, а также долю, отчисляемую на социальное обеспечение капиталистами. Когда в Японии начался экономический бум, расходы на социальное обеспечение в государственном бюджете составляли 16,9% всех бюджетных расходов, но вскоре их доля упала до 14,5%,. Что же касается отчислений капиталистов в фонд средств, ассигнуемых на социальное обеспечение, то в Японии их удельный вес в этом фонде оказывается значительно меньшим, чем, например, в таких странах, как Франция, Италия, ФРГ или США. Если во Франции и Италии, например, взносы капиталистов составляют до 60% такого ро¬да фондов, то в Японии доля капиталистов составляет лишь 31 %.

Печальные последствия такой социальной политики японских правящих кругов тяжело сказываются на положении народных масс страны. По подсчетам японских экономистов, основанным на статистике ООН, каждый житель в среднем получает по крайней мере в три раза (а в иных случаях даже в шесть раз) меньше средств из фонда социального обеспечения, чем житель любой из капиталистических стран Западной Европы. «Процветающая» Япония остается, таким образом, и по сей день государством неразрешимых социальных проблем — проблем, которые глубоко волнуют общественность этой страны.


  • 1
  •  
  •  
  • 2
  •  
  •  
  •