•  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Мегаполис-Экспресс“, №20. Среда, 21 мая 1997 г.

Автор – Михаил Берлогин
***

Алексей Дьяков, 27 лет, художник, москвич. Изготавливает матрешки с физиономией заказчика.

– Я едва не подавился от хохота, когда впервые увидел вашу продукцию в Измайлове. Вы еще отказались продавать, мол, образец. Помнится, это была матрешка мужского пола: с угрюмым взглядом исподлобья, небритым подбородком, в кепочке, с золотой цепочкой…

– Так получилось, что моя основная клиентура – новые русские. Я бы и сам рад писать портреты интеллигентных людей, учителей да кандидатов наук. Жаль, денег у них нет, не на что заказывать свой портрет. А у преступного контингента на матрешки со своей харей нынче мода установилась. Раскрываешь одну, а там еще такая же, небритая и в платочке. До двенадцати штук – целая бригада умещается. Самая большая матрешка – “папа”. Забавляются братки.

– С ума, что ли, посходили?

– Не знаю, может быть. Хотя кто-то из моих дурацких матрешек практическую пользу извлекает. Знакомый бандит рассказывал, такой сувенир, он своим клиентам, подшефным коммерсантам дарит. Одним – как “черную метку”. Другим, наоборот, как поощрение, чтобы в офисе на видном месте матрешка стояла и всякую рэкетирскую мелюзгу одним своим видом отпугивала.

– Представляю, какой находкой окажутся ваши матрешечки для уголовного розыска. Как удобно при помощи деревянных подельников настоящих искать…

– Это дело бандитов, пусть сами и разбираются. Мое дело – матрешки рисовать, а язык у меня всегда на застежке.

– Не боитесь? 

– А что делать? Это мой бизнес. Раньше, как и все мои братья с Арбата, я под Ельцина и Горбачева матрешек расписывал. Но рынок диктует свои законы. Иностранцам наши матрешки осточертели, на русской экзотике уже не сделаешь таких денег, как пять лет назад. Я подумывал переквалифицироваться в продавца булочек. бросить свои художества. И тут будто чудо. Стою как-то зимой на набережной у ЦДХ с лотком матрешек, мерзну как собака. Подъезжает “БМВ-850-й” цвета малахит. Выходит солидный мужчина в длинном пальто. Чего, говорит, от холода помираешь? Сделай, мол, матрешечку, чтобы на меня была похожа, двести баксов плачу. И деньги мне в карман куртки сует. На следующее утро матрешка была готова. С тех пор пошло дело.

 – А из меня, например, матрешку сделаете?

– Да из кого угодно! Срок исполнения – неделя. Нужна фотография размером три на четыре. Пожелания можете высказать, как изобразить – в фартуке, в кокошнике, в сарафане. А можно и в сюртуке, и в кашемире, и в майке. Если хотите, из-под куртки будет пушка торчать. А могу и в голом виде, как клиент пожелает.

– Вы беретесь за любой заказ? 

– Одна степенная дама просила сделать матрешку  с мордой своей псины породы колли. Хочу, говорит, портрет моей любимой девочки в виде матрешки. Извращенка какая-то. Совсем народ двинулся, а? Но матрешку-то ей я все равно сделал.


  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •